"ГУ ОПФР по Республике Марий Эл"

Пенсионная реформа
На главную

Новости

Законы и нормативные документы

Софинансирование пенсионных накоплений

Пенсионная реформа

Организация инвестиционных процессов

Персонифицированный учет

ЕДВ и материнский капитал

Документации и инструкции

Программное обеспечение

Отделение ПФР по РМЭ

Управления ПФР по РМЭ

Вопрос-ответ

Наша история



Почему четыре процента?

Предложение Правительства, адресованное тем гражданам, которым предполагается отказаться от 2-процентных накопительных отчислений и эти 2 процента вернуть в состав взносов, предназначенных для формирования страховой части пенсии, вызывает недопонимание, чтобы не сказать сомнения. Граждане недоумевают – почему это они должны сами тратить свои кровные на формирование пенсионного капитала, когда за других это будет делать работодатель? И уже только потому, что платить придется свои деньги, модель дополнительного добровольного страхования считается заведомо невыгодной, дискриминирующей “двухпроцентников” - мужчин с 1953 по 1966 и женщин с 1957 по 1966 годы рождения.
Между тем в мире соучастие гражданина в формировании своего пенсионного капитала – в порядке вещей. В большинстве пенсионных систем работник в лучшем для него случае платит в государственную систему пенсионного обеспечения средства для финансирования своей будущей пенсии вместе с работодателем. В худшем – самостоятельно, без какого либо участия работодателя. И это считается нормальным явлением. Платежи же только работодателя в интересах работника – это исключение, характерное сегодня только для ряда постсоветских государств, в том числе и для России.
Впрочем, и в России не так давно был установлен – пусть и минимальный – соплатеж работника в пенсионную систему. Введение в 2001 году единого социального налога (ЕСН) сопровождалось освобождением застрахованных от обязанности платить в пенсионный фонд символический взнос в размере 1 процента от своего заработка. Тем самым они были освобождены от соучастия в формировании собственных пенсионных прав. Сделано это было, несмотря на серьезные возражения Пенсионного фонда, суть которых сводилась именно к тому, что подобным решением мы ликвидируем у гражданина мотивацию и готовность к соучастию в формировании накопительной части своей пенсии.
При этом уже в 2001 году было ясно, что пенсионная реформа без соплатежей граждан не приведет к ощутимым результатам. В противном случае для повышения размеров пенсий пришлось бы увеличивать налоговое бремя на экономику. А оно и без того значительное.
К тому же игнорировалась и психологическая готовность граждан соучаствовать в формировании своего пенсионного капитала. По данным опросов, которые проводились в регионах на разных этапах пенсионной реформы, до 25-30 процентов опрошенных готовы были принимать участие в добровольном финансировании своей будущей пенсии. Нетрудно догадаться, что такую готовность проявляют, прежде всего, те, кто имеет символическую легальную зарплату, а остальную часть доходов получает в “конвертах” или через другие серые схемы. Таким образом, они хотели бы легализовать хотя бы часть своих доходов и направить их на повышение своей будущей пенсии.
В целом, отношение пенсионной системы к намерениям граждан добровольно вносить средства на свои пенсионные счета положительное. Более того, в действующем пенсионном законодательстве предусмотрено право ряда категорий граждан (лиц свободных профессий, работников фермерских хозяйств, мужей, оплачивающих страховой стаж своих неработающих жен) добровольно платить страховые взносы в государственную пенсионную систему. Круг имеющих такое право по мере углубления пенсионной реформы изначально предполагалось расширять за счет все новых групп граждан. Однако условием для расширения круга соучаствующих в накоплении своих пенсионных капиталов должны были стать, во-первых, рост доходов населения (иначе какое соучастие может быть при средней зарплате около 6 тыс. рублей?!) и, во-вторых, легализация этих доходов.
Но вот идея нелимитированных соплатежей граждан, несмотря на ее кажущуюся выгодность для государственной пенсионной системы, неприемлема. В противном случае она превратилась бы в лазейку для “отмывания” нелегальных, а то и попросту криминальных денег.
Поэтому-то и было принято предложение о установлении добровольного дополнительного взноса для тех из “двухпроцентников”, кто готов соучаствовать в формировании накопительной части своей пенсии в размере 4 процентов. Такой лимит платежа не позволит превратить дополнительное страхование в механизм для отмывания доходов. Конечно, на первых порах часть застрахованных будет доплачивать на накопительную часть пенсии из “конвертов”. Но, во-первых, объем таких платежей будет незначительным по сравнению с общей массой теневых доходов и не позволит “отмыть” их в сколь-нибудь значительном объеме. А, во-вторых, по мере легализации доходов подобная практика сойдет на нет, и дополнительное страхование станет финансироваться исключительно из легальных зарплат. Причем потребуется для этого не так уж много времени.

Владимир ВЬЮНИЦКИЙ
Советник Председателя Правления
Пенсионного фонда России